Летящая (ktnzofz) wrote,
Летящая
ktnzofz

Прозрение. 1. 30.01.13

Вместо вступления.
У современного португальского писателя Жозе Сарамаго есть роман "Слепота", который я начала читать в прошлом году до ссоры с Ларисой, продолжила читать в наступившем году, находясь на другом материке, а закончила в больнице - в перерывах между прозрениями относительно бренности бытия и наркоманскими снами.
Думаю нет смысла объяснять, что сей роман возымел на меня некий эффект.
На протяжении всего повествования автор предупредительно не оставляет ни единого намека на точное место и время действия. Он даже не называет имен. Я так писать не смогу, но и накладывать тень катастрофы на какой-то конкретный город я не имею права, поэтому все имена и улицы будут среднестатистическими латинскими названиями.
Не буду приводить здесь краткое описание произведения, скажу лишь только, что в начале все ослепли, а в конце - прозрели. Главная героиня - жена окулиста (жена доктора, как ее представляют по ходу всего романа) - единственная не ослепла и могла своими глазами наблюдать хаос и разруху.
Огромное впечатление на меня произвела тонкая нить, не имеющая отношения к собственно сюжету, но пронизывающая весь роман - мы все слепы. И ослепнув мы лишь получили то, что имеем, но не замечаем.
Жена доктора множество раз повторяла, что тоже хочет ослепнуть. Ей не повезло. До самого конца пришлось ей видеть тот ужас, на который способны люди, потерявшие вместе со зрением страх и совесть.

Когда я перелистнула последнюю страницу романа, я осознала, что многое не сказано. Как люди будут жить дальше? Чем они стали? Смогут ли они стряхнуть с себя последствия катастрофы?

И мне захотелось написать повесть, которая однако будет не столько продолжением, сколько параллельным повествованием - начну я также со слепоты. Но закончу чуть позже.
В романе Жозе Сарамаго был мальчик лет 12-13, который вначале постоянно звал маму, но уже в середине повествования перестал. Он так и не нашел ее - и не удивительно, ведь все они были слепы, и не знали, где находятся их близкие, с которыми их поначалу разлучили.
Безымянная потерянная мать этого мальчика и станет главной героиней моей параллели.



1.

Анита устало облокотилась бедром о дверь и стала копаться в сумке в поисках ключей. "Постой, Макс, прекрати" - с уже привычным налетом пофигизма одергивала она сына, который методично протирал рукавом куртки побелку.
"Что за наказание" - бросила она уже с порога квартиры. Не то чтобы она не любила сына.. Но.. Ну просто почему он совершенно с ней не считается?
С тех пор, как его отец ее бросил она совершенно перестала справляться. Теперь вот еще вечные походы по врачам - а ведь на работе по головке не погладят, да и за каждый такой отгул вычитают из зарплаты.
"Немедленно выключи телевизор!" - Анита вихрем выскочила в большую комнату, где сын, пока она меланхолично переобувалась, уже успел врубить мультики.
"Ты не понял, что тебе доктор сказал? Не смей включать телевизор, а то на всю жизнь так косым и останешься!" - последнее она конечно же добавила в сердцах от себя. Но чего не скажешь, лишь бы ребенок не доставал, правда же?
Макс словно оцепенел. Как же она устала от его выходок!
Будучи по жизни женщиной энергичной, после развода Анита вдруг стала какой-то вялой и заторможенной. И сын явно дразнил ее! Он то, который явно пошел в этого мудака отца, наоборот всегда был полной ее противоположностью - быстрый, неугомонный, шустрый - он никогда не давал ей спуску!
И пока Анита наивно полагала, что их семья - полная чаша, она даже радовалась такой энергии своего сына. И часто говорила мужу, прильнув к нему вечером на супружеском ложе, что он должен больше проводить времени с сыном: "Ты только посмотри - он же полная твоя копия! Вам должно быть интересно вместе, проведи с ним хоть один вечер, ну нельзя же столько времени торчать на работе!"
Тогда ей вовсе не казалось, что что-то не так. Да и что могло быть не так?
Когда этот подонок собрал свои вещи, не взяв ни гроша из их копилки, но при этом забрав компьютер, и просто вышел за порог - она еще долго кричала, выскочив в подъезд в халате, что он неблагодарная свинья. А когда хлопнула дверь подъезда, она разрыдалась, бросилась к окну и закричала от туда, что он пожалеет и вернется, куда он пойдет? Он не сможет жить один!
Но он уже был далеко.
С тех пор вся ее нежность перетекла в вялость, лицо осунулось, гардероб как-то сам собой поблек, и даже глаза потухли.
Анита прекрасно осознавала, что во всех ее проблемах виноват только он - как он мог уйти не предупредив? У них даже кредит за холодильник не был выплачен! Подлая скотина!
С тех пор энергичность сына стала ее раздражать. Но когда он - разумеется ей на зло - вдруг становился вялым, ее просто взрывало от бешенства!
"Что за детский сад, Макс! Немедленно пойди и отключи телевизор! Прекрати пялиться в одну точку" - Анита стояла на пороге комнаты и закипала от возмущения, что сын не просто не слушается, а в наглую при ней не шевелясь пялится в телек.
"Мааам" - со слезами на глазах выдохнул мальчик.
"Выруби. Его. Немедленно" - на пике ненависти прошипела мать - "или я сделаю это сама, но ты пожалеешь"
"Мама, мамочка" - вдруг зарыдал ребенок - "Мамочка, что со мной?"
"С тобой то, что ты непослушный паразит" - сказала Анита, но уже совершенно без злости, растерявшись от неожиданного поворота событий - "Совсем страх потерял? Делай, что я сказала"
"Я не могу" - еле слышно прошептал Макс
"Это еще почему? Руки отсохли?"
"Я..." - Макс запнулся на полуслове, и вдруг начал захлебываться своими слезами - "Я.. Маааама, только не ругайся, я не вииижу, совсем не вииижу!! МААМААА" - Макса как прорвало, а Анита ошарашенно смотрела на своего ребенка, не понимая, что же он такое несет.
"Макс, немедленно прекрати придуриваться! Ты не ослеп. У тебя косоглазие - это лечится"
Макс упал на пол и стал кричать. Анита зарыдала - "Макс, Макс, немедленно прекрати! Макс, если ты шутишь, я убью тебя! Ты хочешь, чтобы мне с сердцем плохо стало?"
Макс замолчал. Слезы продолжали катиться по его щекам, но кричать он прекратил.
"Все белое, мама" - еле слышно произнес он..
Анита вскрикнула
"Прости меня, мамочка" - Анита не ответила.
Она молча подумала, что ее муж - подонок.

2.

Набирая номер телефона, она нервно дергала провод и шептала проклятия в адрес бывшего - "Наверняка что-то наследственное. Я всегда подозревала, что у этого козла есть что-то нервическое".
Сын, сидящий рядом, только покачивался из стороны в сторону и изредка складывал молитвенно руки на груди: "Мамочка, мамочка, не ругай папочку".
"Да был бы повод его жалеть" - взрывалась мать.

Телефон доктора в 9 вечера уже не отвечал. Телефон секретаря тоже.
Лишь после долгих попыток удалось дозвониться в регистратуру: "Здравствуйте, меня зовут Анита, я приводила вам сегодня сына на осмотр к окулисту" - на том конце провода устало спросили фамилию. Не помня себя от злости Анита протараторила данные сына, а про себя подумала, что конечно же, как же в такой больнице будет хорошее обслуживание, если даже регистратура как сонные мухи. И врач наверняка халтурщик. Видимо проглядел какую-то важную патологию.
На том конце трубки молча шуршали бумагами, но вдруг что-то изменилось. Тембр голоса стал тверже, да и в интонации появились какие-то настороженные нотки. "Если они посеяли карточку сына.." - только и успела подумать Анита.
"И что у вас произошло?" спросила трубка.
Накрученная Анита взорвалась - "А то, что мой сын ослеп! Как вы могли допустить такое? Его же осмотрели буквально с ног до головы! И зрение проверяли! И хрусталик смотрели! И, и.. что там еще в глазу? Почему мне не сказали, что есть такая опасность? Да что вы за врачи такие?.." - молчание на том конце провода в итоге усмирило праведный гнев. Анита перевела дыхание, а регистратура жестко ответила: "Врача сейчас нет. Он будет завтра с утра. Мы вам перезвоним сразу же, как только передадим информацию, но не раньше, чем завтра утром. Теперь же постарайтесь уснуть" - и отключилась.
"Великолепно!" - кричала Анита, мечась по комнате, как заведенная - "Просто великолепно! Они сегодня не могут! Почему они не прислали скорую? Мне что, опять брать отгул? Немыслимо! На что мы жить будем, если я каждый день буду брать отгулы!"
А Макс сидел в углу и только плакал: "Мама, мамочка. Прости меня, пожалуйста"

"Иди спать" - Анита вдруг совершенно вымоталась. За последний час она израсходовала запас сил на весь вечер и уже спустя десять минут устало сидела в кресле.
Макс встал из угла и остановился. Анита не сказала ни слова. Тогда Макс глотая слезы попробовал идти, но тут же больно наткнулся на тумбочку и разрыдался.
"О Боже!" - Анита взяла ребенка за руку, и подталкивая впереди себя провела в ванную. Выдавив пасты на щетку, она подала ему - "Чисти зубы. Да что ты как будто забыл, где у тебя рот!"
Потом повела в туалет и только потом - в детскую.
"Все светло" - пролепетал мальчик.
"Я уже выключила свет" - произнесла мать, стоя у двери. Она было повернулась в коридор, но остановившись заплакала. "Бедненький мой сыночек" - приговаривала она, вернувшись к его постели - "Не бойся! Завтра мы поедем в больницу, и врач тебя вылечит" - шептала она ему в самое ухо, обнимая одной рукой за плечи, а другой гладя по голове - "Ты сейчас главное ляг спать, а завтра все наладится!"
"Все белое" - повторил мальчик устало - "Мне не уснуть".
"А ты постарайся. Сейчас уснешь, а завтра уже все будет хорошо" - Анита крепилась, чтобы не расплакаться еще сильнее - "Спи. Завтра все будет хорошо"

3.

Проснулась Анита от звонка в дверь.
За дверью стоял человек с выправкой военного, но во врачебной форме. Он спросил про ее сына.
"Да, я звонила вчера и говорила что мой сын ослеп. Но мне обещали перезвонить"
"Мы подозреваем эпидемию. Это уже пятый случай в городе, и все началось в больнице, в которую вы приходили. Ребенка надо госпитализировать."
"Хорошо, я сейчас соберусь"
"Нет, мы забираем только ребенка. Таково распоряжение, можете ознакомиться"
"Но как же так? Я должна ехать с сыном. Куда его поместят? Как он будет там без меня, да еще и слепой?"
"О нем позаботятся. Распишитесь здесь и соберите самое необходимое. Остальное потом. У нас еще два адреса"
Анита оторопело стала ходить по квартире, укладывая рубашки, штаны, мыло и зубную щетку. Подумала и положила зубную пасту - вдруг в больнице не будет? Дома, правда, только один тюбик, но себе она вечером купит.

Усадила Макса в машину скорой помощи. "Я скоро к тебе приеду, привезу вкусненького" - пообещала она, гладя ребенка по щеке.
"Мама, куда меня везут?" - "В больницу." - "Это на долго?" - "Вовсе нет, тебя вылечат и выпишут домой" - "Мама, мне страшно" - "Не бойся" - "Мама, мне страшно ехать одному" - "Но ты не один - посмотри, в машине еще сидит девушка".
Макс горько заплакал. Анита осеклась. Разумеется, он не мог посмотреть.
Между тем напротив ее сына сидела девушка в темных очках. Анита ее помнила - они вместе стояли в очереди к окулисту. Но девушка уже тогда была в темных очках, и уже тогда Анита для себя окрестила ее слепой. Стало быть она ошиблась.
"Добрый день" - поздоровалась она со знакомой незнакомкой и сконфузилась, понимая, что та может не понять.
Но девушка оказалась сообразительной - "Здравствуйте. Вы тоже с приема у доктора?" - "Да, я приводила сына. Может помните меня?" - "Да, конечно, у вас чудесный мальчик. Где он".
"Я тут" - тихонько подал голос из угла Макс и неловко вытянул руку вперед.
Девушка в темных очках также протянула руку вперед, Анита помогла им, и вот они уже вроде как и вместе.
"Поехали" - раздался грубый голос врача-военного.
"Подождите" - мать начала хлопотать вокруг сына, то застегивая куртку, то поправляя ему рубашку, но врач-военный уже взял ее за плечо и силой отстранил от салона - "Мы вернемся за вами" услышала Анита в захлопывающуюся дверь.
Как же так? Разве так можно? Анита непонимающе смотрела в след удаляющейся машине и вдруг ослепла.


***

Когда я начала писать, я не знала, какой будет моя героиня. Вдруг сам собой возник образ уставшей озлобленной женщины.
Кто она, моя героиня? Почему я написала ее такой?
Размышляя над этим вопросом, теперь я подозреваю, что подсознательно пожалуй намеренно выбрала дурной характер, чтобы был путь для роста и развития. А повод к сожалению у Аниты найдется.
Почему именно такая? Наверное потому что в этом есть что-то от меня, а что-то от мамы. Наша вечная неразрешимая борьба. Я бы просто не смогла писать про вялую селедку - я не знаю, как они ведут себя по жизни.
Реакция ненавистью на непослушание или на непонимание - это мое.
Попытка вложить свой мозг и уверенность, что без тебя не выживут - это мамино.
Есть и совсем чужое - например озлобленность на сына - родного человека. Такого в моей истории не было. Наверное это подсознательная попытка отчуждения - я не такая плохая, как моя героиня.
Возможно были и другие подсознательные причины, но то объяснение, которое я только что нашла для себя, меня полностью удовлетворяет.

На первый взгляд несправедливая, на деле Анита просто несдержанная - она не думает, перед тем как вынести вердикт. Еще она уверена в своей правоте, энергична и по своему любит сына. Такой образ сложился случайно, но теперь я хочу следовать ему по линии рассказа.
Изначально я дала ей вымышленное имя "Линель". К концу повествования нашла на сайте имен "Аниту" - подходит под описание характера. Далеко не все можно объяснить именем. Но сей звукоряд очень лаконично ложится в мои мысли. Я подержала на языке. Анита - это хорошо. Подходит.
Что кроме имени определило ее характер?
Пожалуй, у нее было тяжелое детство. Может и не тяжелое, но явно чем-то травмировавшее ее.
Еще предательство мужа - она не может простить.
Что еще?
Не знаю. Посмотрим на развитие сюжета.



продолжение (4 - 5)
Tags: проба
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments