Летящая (ktnzofz) wrote,
Летящая
ktnzofz

Прозрение. 3. 28.03.13

Ранее (4 - 5)


6.

Убив добрых полчаса на попытку найти хоть какое-нибудь упоминание о болезнях, карантинах или несчастных случаях, Анита бросила пустую затею, выбрала волну с легкой музыкой и машинально начала прибирать за собой на кухне.
Не сказать конечно, что квартира их скромной семьи из двух человек сверкала идеальной чистотой, но все же Анита часто гордилась своей привычкой не запускать грязь. Вот и сейчас она аккуратно протерла стол, сполоснула чашку и убрала назад в холодильник продукты.
В комнатах она навела порядок еще вчера - по случаю отгула - что сегодня ее несказанно радовало. Хоть какая-то стабильность в ее жизни.
Теперь, поев, молодая женщина действительно почувствовала себя лучше, и была готова к действиям.
Во-первых, она должна позвонить в больницу - раз уж по новостям ничего не передают, то хоть там должны быть в курсе! Ведь только они знали, что ее сын ослеп.
А во-вторых, она все же хотела купить продуктов. Мало ли как дальше сложится ситуация? На то, что у нее есть сейчас, не протянуть и пары дней.


И если с осуществлением первого пункта было вроде как все понятно, то как притворить в жизнь второй Анита не могла себе даже представить.

И почему-то сразу же захотелось начать со второго. Вдруг это стало самым важным. Самым главным. Единственно насущным во всей ее жизни.
Женщина аккуратно вышла из кухни и направилась в свою спальню. Двигаясь медленно и неловко, скользя рукой вдоль стены, она все же умудрилась споткнуться. "Что здесь?" - что-то комком валялось на ее пути - и тут же вспомнила: "Мои джинсы". Тут же кожей ощутила прохладу - умом осознала, что раздета.
Натянула джинсы, застегнула рубашку на все пуговицы и села у телефона.
Номер приемной врача она знала наизусть - и на этот раз ей ответили с первого раза. Но дежурная медсестра говорила странно, а услышав ее фамилию как будто даже испугалась.
"Послушайте," - Анита сбивалась, не зная что говорить, - "Послушайте, ведь мой сын ослеп - и вы, вы.. ваша больница - единственная, кому я об этом сообщала! Объясните мне, куда его увезли?".
"Уважаемая, вчера вы говорили не со мной. Я не уполномочена"
"А кто уполномочен? Вы можете объяснить мне, что происходит?"
Медсестра не могла. Врача не было - он заболел.
"Чем заболел?" - медсестра не отвечала.
"Соедините меня с руководством" - нашлась Анита.
Еще ни разу телефонные разговоры не были для нее столь утомительными. Порядка 20 минут ее переключали с одного телефона на другой, просили ожидать и снова переключали, пока, наконец, трубку не взял секретарь директора.
Последний сухим голосом объявил: "С вашим сыном произошел несчастный случай. Нам уже известно о трех подобных случаях, и все пострадавшие направлены в реабилитационный центр. Адрес мы уточним позднее - на данный момент это конфиденциальная информация. Если хотите - я продиктую вам номер телефона экстренной помощи на тот случай, если с вами произойдет подобное несчастье. Смею вас заверить, об этом инциденте уже заявлено в соответствующие органы Министерства и Здравоохранения"
Вот так. Несчастный случай. Анита закипала от злости, но как и пару часов назад - у дверей кареты скорой помощи - она не смогла выдавить из себя и слова!
В трубке послышались короткие гудки. Неожиданно для себя Анита с диким криком швырнула трубку в стену. Та тихонько звякнула и молодая женщина, гневно сжимающая кулаки, с искаженным ненавистью лицом, вдруг осознала, что лишила себя средства связи.
Она стояла так, посреди коридора, с раскрытым ртом, с растрепавшимися волосами, с безумными глазами и не понимала еще, что катастрофа только-только начинается. Что все самые страшные проблемы, самые ужасные несчастья еще впереди.
В дверь постучали.
Анита не пошевелилась. Ее слух уловил легкое шарканье - старушка-соседка.
Стук повторился, но слабее.
У Аниты не было сил ни плакать, ни думать, ни идти открывать дверь. Она стояла и слушала - единственное, что теперь получалось хорошо.
"Тебе послышалось," - донеслось до нее из-за двери. "Нет же, нет, я слышала - она кричала, кричала нечеловеческим голосом".
Так вот значит как это называется - нечеловеческий голос. Вот как кричит мать, потерявшая сначала сына, потом зрение и в довершение - телефон.
За дверью послышались удаляющиеся шаги.
Анита решила выйти в город.

7.

Аккуратно нащупывая предметы, Анита складывала в рюкзак только самое необходимое. По-мимо кошелька, документов и кое-чего из собственных принадлежностей - ведь она не могла знать, уходит она на час или на день - в рюкзак легли теплый свитер, детские тапочки и Тоффи.
Анита еще раз просмотрела содержимое дамской сумочки - там оставались только ненужные побрякушки. С глупым, почти истерическим смехом молодая женщина смахнула на пол зеркальце и книгу. Уж это ей точно в ближайшее время не пригодится.
Присела на кровать. Простыни привычно зашуршали.
На долго ли не пригодится?

Переоделась поудобнее. Теперь - в футболке, кедах и спортивных брюках - она чувствовала в себе силы что-то делать. Подумала - и взяла из холодильника хлеб с сыром.
Готова.

Осторожно вышла на площадку. Прислушалась. Закрыла дверь.
Осторожно вышла на улицу.
Что она будет делать теперь?
Было совершенно ясно, что в больнице ей не ответят. Хотя и можно было бы позвонить еще раз - но телефон все равно разбит. Чтобы понять, где ее сын, Анита должна была как минимум доехать до больницы - а в ее состоянии это было если и не невозможно, то как минимум чревато загреметь в ту же ловушку. Ведь один неловкий жест - и ее слепота всплывет на поверхность.

В нерешительности Анита стояла у своего подъезда; бессмысленность взгляда скрывали солнечные очки. И вдруг где-то позади она услышала шум, как будто человек неуклюже споткнулся, и тут же полный отчаяния крик: "Боже. Боже! Что со мной? Помогите! Помогите кто-нибудь, я. о с л е п"
Анита вздрогнула и дернулась было бежать в противоположную сторону - не подумав даже о том, какие опасности представляет из себя город для слепца - как вдруг чья-то тяжелая рука опустилась на ее плечо.
"Объясни мне, что происходит," - прошептал уже знакомый голос соседа с первого этажа прямо ей на ухо - "Объясни прямо сейчас."

8.

Не видя старых обоев, не осознавая, что здесь темно, Анита тихонько проследовала за своим новым знакомым в его квартиру. Пахло хорошо - немного пыльно, но хорошо. Совсем не холостяцким помещением, а как будто старая мастерская или что-то в этом роде.
Звуки тоже были приятными - тикали часы, скрипели половицы и еще легонько журчала вода: "Наверное, аквариум."
Слегка придерживаясь пальцами за стену, Анита все еще старалась держаться прямо, хоть и было ясно - долго ее маскарад не продлиться.
Когда сосед с первого этажа застал ее на улице во второй раз, женщина поняла - ей нужно кому-то рассказать, и лучшей кандидатуры ей не найти, а потому она просто ответила: "Я вам все расскажу, только давайте зайдем внутрь".
"Присаживайтесь" - вырвал ее из раздумий его голос, и она почувствовала, как ее мягко влекут куда-то. Поддавшись, Анита оказалась в глубоком мягком кресле.
- Ну вот и мое жилище, как вам здесь?
- Очень приятно, спасибо.
- Вы простите, теперь я чувствую себя очень неловко - никогда еще я не позволял себе подобную дерзость.
- Нет-нет, я очень рада, и видимо не следует с моей стороны затягивать, вынуждая вас упрашивать меня и дальше... Все просто. Дело в том, что я ослепла.

Воцарившаяся с ее последним словом тишина, казалось, поглотило даже шум с улицы. Все смолкло и Анита ощутила себя ужасно неуютно в этом пустом чужом пространстве.
Сжавшись в комок, она вдруг испугалась за последствия. Нервно сглотнув, Анита взмолилась: "Не молчите, прошу вас, я тоже чувствую себя неловко. Скажите хоть что-нибудь.." - на последней фразе голос ее задрожал, и она заплакала в очередной раз, даже не пытаясь сдерживаться.
Мужчина молчал.
Тишина, казалось, забралась в самые дальние уголки комнаты и в какой-то момент Аните показалось, что она ко всему прочему еще и оглохла, так что ей пришлось прочистить горло, чтобы убедиться, что она еще слышит - хотя бы даже собственный кашель.
- Меня зовут Кирилл и я слеп. Слеп уже давно.
Анита не сдержалась и форменно хохотнула. Опомнившись, она тут же вскинула руки в молящем жесте, и протянула их вперед, ища ответного жеста от Кирилла, хотя на самом деле даже не знала, где он сидит.
- Простите! Простите меня пожалуйста! Я вовсе не имела ввиду - но она уже не могла остановиться.

Нелепость ситуации так развеселила ее, что она хохотала в голос, ужасаясь своей циничности, захлебывалась смехом. Она вытирала слезы и снова просила прощения, но остановиться уже не могла.
В тот момент, когда ей показалось, что наглость ее перешла все границы и Кирилл должно быть прямо сейчас прогонит ее взашеи, она вдруг услышала ослепительный в своей чистоте и искренности мужской смех, и тут же смолкла.
Страх и ужас тяжким грузом спустились на ее плечи:
- Я сказала вам, потому что думала, вы сможете помочь мне.
- А я было решил, что вы отказали мне в кофе из-за моего недуга!
- Да как бы я узнала!
- Поверьте, если бы вы видели - вы не упустили бы это из виду...
- Послушайте! Но как же вы заметили меня с утра?
- О, это довольно сложно объяснить - я слеп не абсолютно, я хорошо улавливаю тени - могу пройтись по городу практически безболезненно для себя. Ну и к тому же за те пять лет, что я наказан, я стал довольно хорошо различать запахи и звуки. Вас я всегда узнаю.. Узнаю по вашим l'eau the one
- О...

Продолжение (9 - 10)
Tags: проба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments