Летящая (ktnzofz) wrote,
Летящая
ktnzofz

Прозрение. 2. 31.01.13

Начало (1 - 3)

4.

Анита стояла как вкопанная. Нет. Этого не может произойти с ней. Ей еще надо зайти в магазин, а к обеду она обещала быть на работе.
"Постойте" - слабо всхлипнула она в белизну окружающего мира. В принципе уже с самого начала было понятно, что поведение этого недоврача вызывает определенные подозрения.
Что за бумагу она подмахнула не глядя? Почему он не назвал адреса, по которому увезли ее сына? Что значит, что за ней вернутся? Откуда столько злости в голосе? Он даже не назвал ей номера больницы, имени лечащего врача или хотя бы предполагаемого диагноза.
Ни-че-го.
Анита стояла в двух шагах от своего подъезда и задыхалась от слез. Как она позволила забрать своего мальчика!? Почему? Почему не задала элементарных вопросов? Почему не настояла на своем присутствии? Почему не спросила документов у сопровождающих? Да что же она за мать такая?!
Теперь, когда уже ничего нельзя было исправить, Анита снова и снова прокручивала их краткий диалог, все больше убеждаясь в липовом статусе врача - слишком много несоответствий было в его действиях и ответах.
Они.. Они забрали ее мальчика - Анита вдруг рухнула на асфальт и горько разрыдалась.
"Что с вами?" - чья-та рука легла на плечо женщины.
Анита вздрогнула. В этих мыслях о сыне она совсем забылась, а теперь острой болью пронзило ее осознание - теперь она тоже инвалид. До нее вдруг дошло, что по сути ей место там же - в карете скорой помощи.
Но что это была за машина? Анита уже не верила в добропорядочные намерения лже-врача. И как бы ей не хотелось, чтобы сын оказался в хороших руках, здравый смысл подсказывал, что попадаться туда же ей нельзя.
И она - уже чуть было не выдавшая своего внезапного несчастья незнакомцу - вовремя прикусила язык.
"Да.. Да, мне плохо" - торопливо хватаясь за спасительную невидимую руку говорила женщина в белизну - "Да, в глазах один туман, помогите мне дойти до дома" - почти не соврала она.
"Боже, конечно. Я видел в окно как отъезжала скорая, а потом вы вдруг упали. Что-то с вашим сыном?". Анита вдруг уловила знакомые нотки в голосе. Или ей так только показалось? В любом случае, если он видел ее в окно - значит они соседи. Кто же он? Запросто спросить об этом у незнакомца Анита побоялась - полностью обратившись в слух, женщина сконцентрировалась на том, чтобы не выдать своей тайны.
Сначала надо собраться с мыслями. Надо понять, что происходит. Надо быть готовой принять решение. А уже потом объявлять о своем недуге во всеуслышание. Сейчас же она не может себе позволить так запросто довериться судьбе - только не теперь, когда ее разлучили с сыном.
Сначала она должна собрать как можно больше сведений.
Аккуратно подбирая слова, Анита произнесла: "Послушайте, я вас знаю, вы же мой сосед?" - "Да-да" - прозвучал голос, казалось даже обрадованно - "я Ваш сосед с первого этажа. А на каком живете вы я не знаю" - "На четвертом" был ответ.
Анита стала вспоминать. На первом этаже справа жила супружеская пара. Она их плохо знала, так что это вполне мог быть глава семейства. Прямо жила одинокая женщина. А вот жильцов квартиры налево она никак не могла припомнить. Кажется, она ни разу не пересекалась с ними.
"Аккуратней, тут ступеньки" - казалось он догадался о ее страшном недуге. Анита напряглась.
Да нет же, нет. Как о таком можно догадаться? Просто ее спаситель очень предупредителен и галантен.
Анита вспомнила, как ни раз слышала скандалы из-за двери направо. Вряд ли такой обходительностью мог отличиться вечно ругающийся сосед.
"Послушайте, вы из квартиры налево?" - наконец спросила Анита.
"Да" - прозвучало сухо после непродолжительного молчания.
Странно. Чем она могла вызвать недовольство? Тем, что не поняла этого с самого начала? Или тем, что излишне любопытна?
"Простите, если обидела вас. В голове сплошной туман." - "Нет, нет. Это вы простите - я не смел говорить с вами в таком тоне. Просто я редко общаюсь с людьми и порой забываюсь".
Ага. Это точно он. Сосед призрак из квартиры слева. Редко общается с людьми - поэтому она его и не помнит. Однако поразительно, как такой нелюдим умеет красиво говорить!
Последний пролет, и вот Анита уже стоит у родной двери, сжимая в руках ключ.
"Спасибо вам" - она ждет удаляющихся шагов.
"Вовсе не стоит благодарности" - незнакомец совершенно не собирается уходить. Но Анита не хочет при нем в слепую нащупывать замочную скважину.
"Чем я могу отблагодарить вас?" - тянет она время, в надежде, что незнакомцу не хватит наглости напрашиваться в гости. Напрасно.
"О, ну что вы! Какая может быть благодарность! Я же всего лишь сделал то, что сделал бы на моем месте любой мужчина. Но позвольте пригласить вас на чашечку кофе?"
Конечно же. Чашечка кофе. Кофе, постель. Все мужики одинаковые - вот что ему надо! Кофе!
Анита вдруг начала судорожно одергивать одежду. В суматохе она совсем позабыла, что не видит себя и не может знать, как она выглядит. Быть может у нее вульгарно разошлись полы рубашки? То-то он ведет себя подозрительно галантно.
"Простите" - вдруг прозвучало так резко и сухо, что Анита вздрогнула и замерла, вперив взгляд в пол (лишь бы не выдавать бессмысленное направление зрачков) - "Я не хотел вас обидеть. Всего доброго"
И по лестнице застучали тяжелые шаги.

5.

Родной запах.
Анита захлопнула дверь, и тяжесть сразу наполнила все ее тело - только теперь женщина поняла, насколько сильно она перенервничала.
"Я должна собраться с мыслями. Я не могу сразу же кидаться к телефону, не зная, что я могу сделать. Я имею право отдохнуть и собраться с мыслями".
Последнюю фразу она повторила раз пять, прежде чем согласилась с ней. Ведь на самом деле она чувствовала себя не вправе даже дышать, пока ее сын находится в беде. В беде по ее вине.
Но что она сможет сделать, пока слепа? Нет. Нет, она не имеет права оправдывать себя слепотой. Ее сын тоже слеп. Она должна действовать.
Но отдохнуть надо.
Надо собраться с мыслями.
Анита выдохнула и опустилась на пол.
Пол теплый. половицы знакомо скрипнули под тяжестью тела - никогда этот скрип не был так приятен уху.
Тик. тик. тик - слева сквозь белизну прорывались часы.
"Интересно, сколько времени?" подумала Анита - "Должно быть все еще утро. Боже мой, ведь я даже не посмотрела на часы, когда пришел тот ужасный врач" - и подумав так женщина второй раз за утро горько расплакалась.
Сколько еще слез придется ей пролить, прежде чем уготованная судьба перестанет восприниматься как вселенское наказание. Перестанет восприниматься вообще. И слепота станет такой же обыденностью, как две руки вместо пяти.
"На часах нет стекла - я могу потрогать стрелки" - Анита попыталась встать, но тело не слушалось ее - туфли сдавили внезапно отекшие ноги, джинсы впивались швами в бока, рубашка сдавила грудь.
Опешев от своей беспомощности, Анита вдруг сделала то, чего не позволяла себе никогда в жизни.
Она разделась.
Сначала она хотела лишь скинуть туфли, но потянувшись к ним руками, не смогла даже достать до щиколоток. Совершенно обессилившая она заплакала уж в третий раз, как вдруг испугалась - а точно ли она одна в квартире?
"Эй! Эй, вы!" - крикнула она, пытаясь вложить в голос больше уверенности. Как будто если вор, понимая, что его уже вычислили, не станет больше прятаться за шкафом.
Не последовало ответа.
"Немедленно выходите от туда!" - крикнула Анита еще громче. Тишина. Тогда Анита легла на пол, и уперев пятки в пол скинула туфли. Потом расстегнула рубашку и наконец высвободилась из плена джинс.
Вздохнула полной грудью.
Щекой ощутила тепло - значит она лежит головой в просвете в детскую - та как раз выходит на восточную сторону, и сейчас от туда должно светить солнце. Странно, раньше она не замечала таких вещей.
Полежала еще секунду - где-то скрипнул стул. То ли сверху, то ли сбоку - не разобрать.
Анита тихонько встала. Босиком идти было гораздо легче.
Замирая на каждом шагу она старалась двигаться как можно быстрее, не понимая, что со стороны выглядит совершенно нелепо - каждый следующий шаг был короче предыдущего.
Вот она наткнулась на пуфик - часы должны быть как раз тут - над зеркалом, у которого и стоит табурет.
Анита вытянула руки вперед, и пальцы коснулись холодной поверхности. Все было так странно - кожей она не узнавала привычного быта. Все предметы на ощупь были совершенно новы.
Скользя ладонями вверх по стеклу, Анита достигла настенных часов - а вот и стрелки.
Аккуратно, стараясь не повредить механизм, Анита начала ощупывать.
Непонятно. Какая из них короче, какая длиннее? Это сколько? - "О господи! Я не понимаю! НЕ ПОНИМАЮ!" - в отчаянии Анита упала на пуфик и разрыдалась - не важно в который раз, все равно не в последний.
Подскочила и стукнулась локтем о тумбочку. Звякнула трубка телефона.
"Да! Ну конечно - можно позвонить! Есть такой номер, там всегда передают точное время" - Анита начала судорожно стучать пальцами по кнопкам, трижды ошиблась номером, и вот наконец-то заветный женский голос поведал: "Точное. Время. Десять. Часов. Двадцать. Четыре. Минуты. Пятн..." - Анита уже положила трубку.
Значит половина одиннадцатого.
Это поздно. Как она могла так поздно проснуться? А по ощущениям еще только часов 8.
Значит половина одиннадцатого..
Ну хорошо. Анита тут же ощутила зверский голос. Хорошо. Значит половина одиннадцатого. В животе заурчало настойчивее. Что она сейчас может сделать? Живот скрутило, так что игнорировать дальше стало просто невозможно!
Да. Да она хочет есть. Да, ей нужно позавтракать, чтобы действовать здраво и полной сил. Но как она может? Сердце болезненно сжалось. Ребенок уехал не позавтракав. Она даже не подумала об этом в тот момент.
Даже яблока не положила ему в сумку. И туалетной бумаги не положила. И салфеток. И полотенце забыла.
И тапочки! Там же может не быть лишних шлепок, ему надо будет переобуться. Не будет же он каждый раз вставая с постели толкать ноги в туфли!
Боже. Постель. Она забыла положить его мишку Тоффи.
Анита разрыдалась пуще прежнего, но пошла на кухню. Ненавидя себя она добрела до двери, развернулась налево и нащупала дверцу.
Холодильник был почти пуст - как раз сегодня она собиралась закупить продукты.
Анита достала хлеб и пакет, в котором должен был лежать сыр. Закрыла дверцу, подошла к столу, села.
провела рукой по столу, чуть не смахнула чашку. Нащупала графин и налила себе воды - сил заварить чай она в себе не видела.
Достала кусочек хлеба, положила прямо на стол. Развернула пакет, понюхала - точно сыр. Но нужен нож, в отличии от хлеба, который уже был нарезан кусочками, сыр в пакете был цельным бруском.
Аккуратно привстав, Анита медленно повела руку вправо и сделала пару шагов к разделочному столику. Так, нож есть. Дрожа всем телом, не понимая, что такого страшного может быть в нарезке сыра, Анита все-таки отрезала себе кусочек. Подумала, и пошла к раковине мыть нож.
Что-что, а свою кухню она знала как свои пять пальцев.
Отправив чистый нож в подставку, Анита вернулась за стол и принялась жевать бутерброд.
Итак, что мы имеем?
У нее ослеп сын. Мог ли он ослепнуть без причины? Да к тому же не просто ослепнуть, а - уж теперь то она осознала - погрузиться в белоснежную слепящую пустошь?
Хоть она и сетовала вчера на неквалифицированность местных врачей, все же сложно поверить, что за последние два года - когда сын ни раз проходил полное обследование - ни один врач не нашел вообще ничего. Что-то стандартное нашли бы обязательно. Если не врачи больницы, то уж медики в лаборатории точно.
Анита глотнула воды, и все же решилась заварить чай.
Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять - слепота не передается по воздуху. Прибавляем непривычную белизну (ведь все мы знаем - слепота - это тьма кромешная), плюс то, что при классической проверке болезнь не проявила себя - и на выходе имеем что-то новое.
Значит в городе какая-то новая болезнь, о которой никто не знает, и которая пока что никак не лечится. Ну, как минимум - никак не определяется.
Анита поставила кипеть чайник и нащупала на полке заварку. В один ряд у нее стояли упаковки из-под черного, зеленого и красного чаев, а также коробочка с мятой. Хотелось черного, но на ощупь определить не вышло, и Анита взяла крайний, кажется припоминая, что именно туда вчера его убирала.
Значит так. Что-то нестандартное - значит должно быть объявление - Анита включила радио, стоявшее на холодильнике и стала накручивать в поисках новостей.

продолжение (6 - 8)
Tags: проба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments