Летящая (ktnzofz) wrote,
Летящая
ktnzofz

Без темы

Сначала хотела озаглавить сей пост как-нибудь вроде "О жизни", но все это казалось слишком пафосным. Наверное истинный писательский талант как раз и заключается в том, чтобы в любой ситуации подобрать нужные слова. У меня вот не получается.


Вчера возвращаемся с мамой из театра. Воскресенье. Не очень поздний вечер. ВОСКРЕСЕНЬЕ! Ну то есть улицы запружены людьми - веселыми и не очень, уже уставшими и только-только вышедшими - улицы кишат ими.
Центр (метро Новокузнецкая).
Мы выходим из метро, проходим от силы 20 метров - перед нами идет паренек. ЦЕНТР! Толпы народа снуют туда-сюда, оживленная дорога.
И вдруг на паренька налетают трое чурок - сначала сзади подбегает первый и бьет чем-то по голове. Мальчик оседает, тут же второй - пинает в живот, в лицо. Подбегает третий и начинает добивать ногами. Мне страшно, все это происходит в двух метрах от меня.
Я тащу маму через переход, чтобы уйти подальше. Но тут чурки хватают сумку и убегают. Мальчик лежит на асфальте.
Москва. Центр. Выход из метро. Толпы народа снуют туда-сюда. И всем плевать.
Мы с мамой возвращаемся к мальчику. Он живой, даже сам поднялся на ноги.
Вызываем полицию - подъехали в течении 10 минут, может даже раньше - время казалось тянется бесконечно. Не хочется придираться - я вообще против глобального осуждения всех представителей закона - но если бы чурки продолжали избивать того мальчика, то через 10 минут они как раз бы успели зафиксировать труп.
Мальчик в шоке, у него прямо на глазах опухает лицо, идет кровь. Возможно сломан нос или отбиты почки - даже думать об этом не хочется!
Когда-то давным давно нечто подобное произошло с моим братом. Да, он тоже стоял на ногах и смог дойти до дома. Но потом месяц лежал в больнице.
Меня всю трясет, мама начинает тихонько плакать.
Подъезжает патруль - один мент остается с нами и пареньком, трое уезжают "по горячим следам" - хрен с два они кого-то найдут. Шанс один из тысячи - и мы все это понимаем.
Паренек явно в шоке - он то начинает дрожать всем телом и щупать свое опухшее в синяках лицо, то причитать за сумку, то наезжать на мента.

Мне становится за него страшно. Как бы мы не относились к "блюстителям закона" - этот мент сейчас - его реальная опора и защита, а он откровенно нарывается. Я говорю: "Вы только не злитесь на него". Полицейский, абсолютно флегматично затягиваясь: "Да было бы на что злиться" - пожимает плечами.
И тут я понимаю, что этот человек реально не злится. То, что произошло - из ряда вон выходящая ситуация - для полицейского норма жизни. И этот окровавленный избитый ругающийся матом в пустоту паренек, и два дохленьких свидетеля, и чурки, которых может поймают - это все норма.
Вот так становятся циниками?

Два дня назад я наткнулась на блог Линдса Реддинга, арт-директора NZ-филиалов BBDO и Saatchi & Saatchi и просто прекрасного человека, который на сегодняшний день уже 5 месяцев как скончался.
За год до смерти - в августе 2011 - он узнал, что у него рак. Чуть позже он узнал, что у него неоперабельный рак и жить ему осталось всего ничего. И это в 52 года, когда в наше время "жизнь только начинается".

Я пришла домой и не могла избавиться от двух мыслей:
1. Мне очень-очень-очень плохо от того, что я стала свидетелем такого чудовищного поступка, и я не хочу так чувствовать - это больно, я не хочу так. Я хочу быть циничной тварью - хочу уметь спокойно пожимать плечами глядя в окровавленное лицо трясущегося человека.
2. Украденная сумка и разбитый нос - это такие мелочи. Кто-то вот полгода назад умер от неоперабельного рака.

Утром стало легче.
Tags: душевный эксбиционизм, нечеловеческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments